Яндекс.Метрика
Игорь Сипкин предлагает Вам запомнить сайт «ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ»
Вы хотите запомнить сайт «ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ»?
Да Нет
×

Познание начинается с удивления. Аристотель


Large Visitor Globe

Рабство по-американски

развернуть

Считается, что первые черные рабы попали в Вирджинию, тогда еще британскую колонию, в 1619 году. В Новом Свете не было другой возможности поднять экономику. Сахарный тростник, табак, хлопок, рис - все это требовало рабочих рук. Белых для этих целей катастрофически не хватало, индейцы работали плохо или были перебиты.

Логичней всего было завозить рабочие руки из Африки. Во-первых, потому, что там народ привычный к жаре, а во-вторых, черных рабов ценили еще древние римляне за хорошие физические данные.
В те годы начался новый бизнес: поставка рабов. Казалось бы, никаких проблем: приплыл, наловил, погрузил, привез и продал. Со стороны бизнес выглядел очень простым, деньги вроде как сами капали, - каждый рейс давал 100-150 процентов прибыли. Но не все так просто. Будущие рабы не дожидались ведь на пляже, пока приплывут белые и их повяжут. Чтобы наловить рабов, надо было зайти куда-то вглубь континента. А там малярия, желтая лихорадка и прочая зараза при полном отсутствии прививок. Из каждой группы приехавших белых через полгода выживала в лучшем случае половина. В итоге белые перепоручили всю черную работу по отлову будущих рабов в джунглях местным африканским царькам, которые, наловив земляков, после на берегу перепродавали их белым работорговцам.
Надо сказать, что само по себе рабство негров не пугало, этот институт и до прихода белых был в Африке развит. Но вот европейцев они боялись. Пойманные негры полагали, что белые их ловят, чтоб съесть. С чего они это взяли? Их пугало, что ранее пойманные их соплеменники не возвращаются. А их могил что-то не видать. Но ловить африканцев - это только полдела. Их надо было морем доставить на плантации, да так, чтоб потери не превысили критической отметки. Несчастных рабов, скованных цепями, иногда укладывали в трюмах пластами, многие задыхались, - что было не только негуманно, но и прямым убытком для работорговцев. Иные начинали голодовку, - таким жгли губы раскаленными угольями. Негры, когда их выводили на палубу для кормления и прогулки (два раза в день), так и норовили выпрыгнуть за борт и утопиться.
Меню в пути, само собой, было небогатое: бобы, рис, изредка кусок солонины. Что у рабов, что у команды, которая обычно состояла из зэков, которым каторгу заменили морской службой. Мало того, что матросы с рабами питались из одного котла, - точно так же от болезней и бунтов страдали обе стороны. По смертности белые пассажиры не сильно отставали от черных. Доставалось и капитанам, немало их было порвано на части взбунтовавшимися рабами.
По прибытии на плантации Нового Света негров, само собой, ожидал принудительный труд, телесные наказания и прочие неприятные вещи. Самым ужасным, как утверждают сегодня афроамериканские правозащитники, для рабов было то, что в любой момент семью могли распродать по отдельности, - и такое происходило часто.
Отдельная тема - радости вольных половых отношений. Особенно в те далекие времена, когда уговорить свободную белую девушку, измученную воспитанием, было очень непросто. Понятно, что плантатор имел счастливую возможность уделять внимание своим рабыням на законном основании, нравилось им это или нет, - что он, как правило, и делал. Доподлинно известно, что даже такой достойный джентльмен и знаменитый поборник свободы как Томас Джефферсон сожительствовал как минимум с одной своей рабыней - история донесла до нас имя счастливицы, ее звали Салли Хеммингс - и имел от нее детей. Думаю, когда плантаторы шли воевать за свои идеалы, их волновала не только прибыль с хлопка. Они подставляли башку под пулю также и за веселую и разнообразную личную жизнь.
Согласно британским законам, статус передавался детям по отцовской линии. Толпы мулатов, рожденных от белых хозяев, могли претендовать на часть имущества папы-плантатора, - и это вынудило власти Вирджинии принять в 1662 году новый закон, по которому статус детей определялся по матери.


Дети плантатора и рабыни признавались рабами - и прав на имущество иметь не могли. Черные правозащитники немало над этим поиздевались - это ж надо, белые собственных детей отдавали в рабство! Из экономии причем!
Вопрос со статусом мулатов вообще стоял очень остро, и законодатели тратили немало усилий на то, чтоб как-то его урегулировать. В 1664 году в Мэриленде приняли закон, по которому белой, вышедшей за черного раба, предписывалось работать на плантатора вплоть до смерти мужа. В развитие этой темы в Пенсильвании был принят закон, по которому все свободные черные, вступившие в брак с белыми, продавались в рабство. А если черный и так уже раб, и на белой не женился, а просто развлекался с ней? Тогда его перепродавали за пределы колонии.

Черный бунт

Понятно, что у подневольных негров, которым было нечего терять кроме своих цепей, всегда был сильный соблазн восстать и зарезать плантатора. И это все прекрасно понимали. Слухов было больше чем восстаний, но то здесь, то там среди белых начиналась паника. Стоило сбежать паре-тройке негров, сжечь амбар и прирезать надсмотрщика, как белым начинало мерещиться всеобщее восстание. Реальная история: в самом Нью-Йорке в 1712 году зверствовала межрасовая банда негров и индейцев. Они убили 9 белых и сожгли сколько-то домов, после чего были пойманы и казнены: одни сожжены живьем, другие заморены голодом, третьи колесованы. Чтоб хоть как-то подстраховаться и задобрить потенциальных революционеров, власти занялись профилактикой социального взрыва. К примеру, был введен специальный штраф для рабовладельцев, которые плохо кормили своих негров и не пускали их в увольнения по воскресеньям. Восстания негров, которые то и дело где-то вспыхивали, были локальными, их скорей следует называть волнениями. Участие в них принимало максимум несколько сотен человек. Обыкновенно повстанцы успевали разграбить оружейный магазин, пару лавок и сжечь полдюжины домов, а затем силовые структуры громили эти отряды. Зачинщиков казнили разными ужасными способами.
Отрубленные головы казненных выставляли на шестах для устрашения возможных последователей. Ната Тернера, одного из самых знаменитых негритянских полевых командиров, в 1831 году повесили, а после с трупа содрали кожу и наделали из нее кошельков, которые хорошо разошлись в качестве сувениров. Из его костей изготовили каких-то побрякушек, которые долго еще хранились в приличных домах.
Тем не менее восстания были настолько волнующей темой, что на Юге почти повсеместно ввели некое подобие паспортной системы: черный мог ходить по улице только в сопровождении белого или с его письменного разрешения.

Войны за независимость

Пока в Европе шла Семилетняя война, британцы именно ей уделяли основное внимание. Контроль над колониями они несколько ослабили. И расслабившимся жителям Нового Света стало казаться, что они перешли на самоуправление. Но, закончив эту войну в 1763 году своей победой над Францией, англичане вновь обратили на свои заморские колонии пристальное внимание и решили навести там порядок. Колонистам это не понравилось, и они подняли тему свободы, - подразумевая, что достойны ее только белые. Но тут - внимание! - в дискуссию включились квакеры и потребовали освободить от рабства негров, справедливо заметив, что Бог создал человека свободным. Так что, по убеждению квакеров, христианин должен немедленно предоставить свободу всем своим рабам, если таковые есть. Негры, подпав под действие этой риторики, завалили губернаторские канцелярии петициями с требованием дать им свободу заради Христа. А тут как раз и война. Рабы запросились на фронт, чтоб там свободу добыть кровью. И было бы очень логично разрешить им это. Тем более, что имелись же прецеденты! В нарушение закона - начиная с 1690 года - черным иногда-таки позволяли сражаться на колониальных войнах. И Джордж Вашингтон, на тот момент видный военачальник, готов был продолжить эту практику; всегда ж приятно командовать пафосными добровольцами, которые так и рвутся в бой, а не равнодушными корыстолюбивыми наемниками. Его не пугало даже то, что по этой схеме он мог лишиться и своих собственных законных рабов, каких у него было ни много ни мало 200 душ. Широкий человек, в отличие от многих других рабовладельцев, - которые подняли шум и в итоге зарубили патриотическую инициативу.
Воевать за независимость разрешили только свободным неграм. Нескольхо позже другому выдающемуся рабовладельцу - Томасу Джефферсону, который получил от отца в наследство 50 негров - точно так же не дали сделать красивый жест. Сочиняя Декларации Независимости, он, наивный человек, вписал туда пункт о священном праве на жизнь и свободу, -для негров в том числе. Однако же друзья-рабовладельцы упросили автора текста вычеркнуть этот абзац.
Англичане, известные разводчики и крупные специалисты по национальному вопросу, грамотно использовали ситуацию. Лорд Данмор, британский губернатор Вирджинии, в 1775 году пообещал свободу всем неграм, которые перейдут на его сторону, - вероятно, он воспользовался испанским опытом. (Тут достойны упоминания и индейцы чероки, которые в составе этих черных британских отрядов с удовольствием зверствовали на землях Штатов, - что прекрасно сеяло панику среди населения.) Негров вскорости прибежало столько, что исключительно из них был сформирован особый полк, названный Эфиопским. Всего, говорят, до 100 000 беглых рабов перешло к британцам, в том числе, вот ведь забавно, и 30 персональных негров Джефферсона.
Не в последнюю очередь благодаря черным солдатам британцы достигли замечательных успехов. Когда они зашли глубоко на юг, Джефферсон предложил платить плантаторам по 1000 за каждого отпущенного в армию раба, - те отказались. Они боялись вооруженных негров больше чем британцев, и в этом, пожалуй, был свой резон. Разве только плантаторы Виржинии согласились отпускать на войну рабов - при условии, что те будут состоять при хозяине. Но как бы то ни было, с известным итогом война закончилась в 1783 году Парижским договором.
Воевавшие за англичан негры убежали с королевскими войсками в Канаду. Примечательно, что англичане проявили удивительную и трогательную принципиальность. Свободу, как было обещано, получили только реальные участники боевых действий. А примазавшиеся негры, которые тоже сбежали, чтоб наврать про геройство и в суматохе вступить во владение ценным ворованным имуществом, то есть своим телом - были вычислены и отправлены на ямайские плантации в качестве рабов.
Вопреки надеждам негров, что Британия увлечется освобождением рабов из любви к человечеству, страна еще десять лет после этой войны спокойно занималась работорговлей. Ну а что, неплохой бизнес, за это время было продано 300 000 рабов на 15 млн. фунтов.
В 1812 году в Штатах началась вторая война за независимость. Как обычно, негры запросились в армию. Ясно, что не бескорыстно, а за освобождение. Их не брали, давая фактически бронь. Экономические интересы были поставлены выше политических. Вместо того чтоб привлечь черных ополченцев, американцы предпочли сдать Вашингтон англичанам. Те вошли в покоренную столицу и сожгли ее. В этот драматический момент 2 500 черных добровольцев вызвались оборонять Филадельфию, но та от помощи отказалась. Единственное, что тогда позволялось неграм на войне, было рытье окопов. Однако после того как на сторону британской короны перешло 4 000 негров и 3 000 индейцев, которых англичане охотно вооружали и слали на фронт, американцы перестали упорствовать и объявили набор черных в армию. Те кинулись на фронт и особо отличились в бою под Новым Орлеаном - правда, через две недели после того, как война официально закончилась. Но никто ж про это не знал!


Только бизнес, ничего личного

Если оставить в стороне эмоции и трезво взглянуть на ту ситуацию, мы увидим простую картину: рабы были в то время серьезным товаром, занимали свое место на рынке, и с этим приходилось считаться даже радикальным либералам. Такой пример. Некий капитан судна выкинул за борт 133 раба. Что так? А рабы в пути заболели, не жильцы, чего им зря мучиться, - а так он хоть страховку получил, которая покрывала смерть от утопления, но не от болезни. То есть негр был в первую очередь товаром, а не живым человеком, и страховался именно как товар. Это был чистый бизнес, ничего личного.
Но подвижки были, и весьма заметные. Всеобщее и полное освобождение рабов даже либералам казалось не очень желательным. Джордж Вашингтон, на что уж продвинутый человек, и тот был за постепенность. К статусу гражданина неграм позволяли двигаться мелкими шажками. Они даже частично получили право голоса! Частично -это значит, что взрослому рабу-мужчине давалось 3/5 голоса свободного человека. А распоряжался этой дробью хозяин негра. Это, конечно, несколько укрепило позиции рабовладельцев. И повлияло на законотворчество. Знаменателен закон, принятый в 1793-м, во Франции как раз шла революция, о 500-долларовом штрафе за помощь беглому рабу.
В том же году в Америке было сделано принципиально важное изобретение, которое в 50 раз подняло производительность рабского труда - и, разумеется, сильно замедлило процесс их освобождения. Некто Эли Уитни, выпускник Йельского университета, приехавший на Юг учить негров грамоте, из любви к человечеству, с удивлением заметил, что за световой день один негр очищает от семян всего лишь фунт хлопка. И тогда этот парень из какого-то хлама сколотил простенькую машинку под названием джин - деревянный ящик, а в нем вращающиеся цилиндры с гвоздями - которая позволяла за день очищать уже 50 фунтов вместо одного. Негры обрадовались. А зря: кому ж после этого была охота выпускать их на волю.
Автор: И.Свинаренко
Источник: "Интересная газета. Тайны истории" №11 2014 г.


Источник →

Ключевые слова: история
Опубликовал Игорь Сипкин , 09.07.2015 в 11:08

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook
Читать

Поиск по блогу

Последние комментарии

БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ
ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ